Гражданский кодекс Российской Федерации

Гражданское законодательство

Документы обновлены 18 января 2018 г.

Определение ВС РФ N 81-КГ15-21 от 6 октября 2015 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 октября 2015 г. N 81-КГ15-21

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вавилычевой Т.Ю.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мариенкова А.В. к Балаганскому О.В. о признании завещания недействительным,

по кассационной жалобе Мариенкова А.В. на решение Центрального районного суда г. Кемерово Кемеровской области от 9 июля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 ноября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Мариенков А.В. обратился в суд с иском к Балаганскому О.В. о признании завещания недействительным.

В обоснование исковых требований Мариенков А.В. указал, что является внуком Мариенкова И.С., умершего 5 декабря 2013 г., и наследником по закону по праву представления.

25 апреля 2007 г. Мариенковым И.С. было составлено завещание, в соответствии с которым все свое имущество он завещал Балаганскому О.В.

Мариенков А.В. считает, что на момент составления завещания Мариенков И.С. не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово от 9 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований Мариенкова А.В. к Балаганскому О.В. о признании завещания недействительным отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 ноября 2014 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене решения Центрального районного суда г. Кемерово от 9 июля 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 ноября 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 1 сентября 2015 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены указанных выше определений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких оснований не имеется.

Как установлено судом и следует из материалов дела 25 апреля 2007 г. Мариенковым И.С. было составлено завещание, согласно которому все свое имущество он завещал Балаганскому О.В. (л.д. 33 - 34).

5 декабря 2013 г. Мариенков И.С. умер.

Мариенков А.В. является наследником по закону после смерти Мариенкова И.С. по праву представления.

Разрешая спор и отказывая Мариенкову А.В. в удовлетворении иска, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания завещания недействительным ввиду отсутствия доказательств, с достоверностью подтверждающих, что в момент совершения завещания Мариенков И.С. не мог понимать значение и характер своих действий и руководить ими.

Нормы материального и процессуального права применены правильно, а выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на доказательствах, исследованных в процессе судебного разбирательства, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями статей 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С учетом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих, специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В соответствии с абзацем 3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из положений части 1 статьи 57, статей 59, 60, 148, 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья обязан создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, но с учетом характера правоотношений сторон и нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Требования данных норм процессуального закона соблюдены, а нарушений статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающих принцип равноправия и состязательности сторон спора, не допущено.

Как следует из материалов дела, на разрешение сторон судом был поставлен вопрос о назначении по делу судебно-психиатрической экспертизы.

Как усматривается из протокола судебного заседания от 9 июля 2014 г. (л.д. 46 об.) на вопрос суда представитель истца пояснил, что отказывается от проведения экспертизы. Сам истец участия в судебном заседании не принимал, обратившись к суду с просьбой о рассмотрении дела в его отсутствие (л.д. 16).

В апелляционной жалобе, а также при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции ходатайств о проведении экспертизы ни истцом, ни его представителем не заявлялось.

При таких обстоятельствах, у суда отсутствовали основания для назначения по делу экспертизы, и доводы кассационной жалобы заявителя в указанной части являются необоснованными.

Согласно части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Требования данной нормы закона судом соблюдены, оценка доказательствам по делу, включая свидетельские показания и медицинскую справку, судом дана.

Правила оценки доказательств не нарушены. В судебных актах приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При таких обстоятельствах, основания для отмены судебных постановлений в кассационном порядке отсутствуют, а кассационная жалоба не содержит указания на такое фундаментальное нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, или несоблюдение требований процессуального закона, которые в силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определяли бы необходимость вмешательства суда кассационной инстанции во вступление в законную силу судебного постановления.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Центрального районного суда г. Кемерово Кемеровской области от 9 июля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 ноября 2014 г. оставить без изменения.