Гражданский кодекс Российской Федерации

Гражданское законодательство

Документы обновлены 21 января 2018 г.

Определение ВС РФ N 5-КГ15-149 от 30 ноября 2015 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 2015 г. N 5-КГ15-149

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С., Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 30 ноября 2015 г. гражданское дело по иску Московской городской нотариальной палаты к нотариусу г. Москвы Булгаковой Е.Г. о лишении права нотариальной деятельности

по кассационной жалобе Булгаковой Е.Г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2015 г., которым отменено решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2014 г. и по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., представителей нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. - адвокатов Билоконя А.Г., Богдановой Е.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Московской городской нотариальной палаты Калицкого Е.С. и представителя Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве Клопцова Р.Р., возражавших против доводов кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обжалуемое судебное постановление подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Московская городская нотариальная палата в лице ее президента Корсика К.А. обратилась в суд с иском к нотариусу города Москвы Булгаковой Е.Г. о лишении права нотариальной деятельности на основании пункта 3 части 5 статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате за нарушения действующего законодательства.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 1 апреля 2014 г. по распоряжению президента Московской городской нотариальной палаты была проведена плановая проверка профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. Согласно акту от 1 апреля 2014 г. о результатах проверки исполнения профессиональных обязанностей нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. установлены многочисленные нарушения нотариусом действующего законодательства как в части организации деятельности нотариальной конторы, так и в части совершения конкретных нотариальных действий.

По результатам рассмотрения 24 июня 2014 г. акта плановой проверки исполнения профессиональных обязанностей нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. правлением Московской городской нотариальной палаты путем тайного голосования было принято постановление об обращении в суд с иском о лишении нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. права нотариальной деятельности на основании части 5 статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2014 г. в удовлетворении исковых требований Московской городской нотариальной палаты о лишении права нотариальной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2015 г. решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2014 г. отменено. По делу принято новое решение, которым исковые требования Московской городской нотариальной палаты к нотариусу города Москвы Булгаковой Е.Г. о лишении права нотариальной деятельности удовлетворены. Нотариус города Москвы Булгакова Е.Г. лишена права нотариальной деятельности с изъятием у нее лицензии на право нотариальной деятельности, удостоверения нотариуса, нотариального архива согласно номенклатуре дел, а также гербовой печати. С Булгаковой Е.Г в пользу Московской городской нотариальной палаты взысканы судебные расходы в размере <...> руб.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Булгаковой Е.Г. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2015 г., как незаконного, с оставлением в силе решения Черемушкинского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2014 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 28 августа 2015 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 29 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются основания для отмены обжалуемого судебного постановления суда апелляционной инстанции в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 6 июля 1993 г. Управлением юстиции г. Москвы Булгаковой Е.Г. выдана лицензия на право нотариальной деятельности N <...> и 7 июля 1993 г. приказом исполняющего обязанности начальника Управления юстиции г. Москвы Булгакова Е.Г. назначена на должность нотариуса города Москвы, занимающегося частной практикой.

1 апреля 2014 г. согласно распоряжению президента Московской городской нотариальной палаты Корсика К.А. проведена плановая проверка профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., по результатам данной проверки рабочей группой 1 апреля 2014 г. составлен акт, в котором указаны нарушения законодательства, допущенные нотариусом при осуществлении полномочий как в части организации деятельности нотариальной конторы, так и в части совершения конкретных нотариальных действий.

Названным актом зафиксированы, в частности, следующие нарушения в профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г.:

- график работы нотариальной конторы (с понедельника по пятницу с 10 часов до 18 часов без перерыва на обед, суббота, воскресенье - выходные дни), где осуществляет свою деятельность нотариус города Москвы Булгакова Е.Г., не соответствует пункту 1.1 постановления Правительства города Москвы "О режиме работы нотариальных контор в городе Москве" от 22 августа 2006 г. N 583-пп (нарушение требований части 2 статьи 7 Закона города Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 "Об организации и деятельности нотариата в городе Москве");

- помещение нотариальной конторы, расположенной по адресу: <...>, <...>, д. <...>, не отвечает пункту 5 Требований, предъявляемых к помещению нотариальной конторы, утвержденных постановлением Правления Московской городской нотариальной палаты от 11 ноября 1999 г. N 09, а также утвержденных Главным управлением юстиции города Москвы 8 февраля 2000 г., согласно которым в помещении должно быть не менее трех комнат;

- информационно-справочный материал, размещенный в приемной нотариальной конторы, не отвечает требованиям, установленным Перечнем минимального объема информации, обязательного для размещения в нотариальных конторах города Москвы, утвержденным постановлением Правления Московской городской нотариальной палаты от 14 октября 1999 г. N 07;

- установлен факт предоставления нотариусом Булгаковой Е.Г. сведений о совершенных нотариальных действиях по запросам лиц, не предусмотренных статьей 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (сведения представлены в: ИФНС г. Чебоксары 24 января 2014 г., ИФНС г. Самары 21 января 2014 г., ИФНС по г. Ногинску 21 января 2014 г., арбитражному управляющему 6 февраля 2014 г.);

- в период с 7 марта по 30 мая 2012 года и с 31 мая 2013 года по 11 февраля 2014 года нотариальная деятельность нотариуса Булгаковой Е.Г. не была застрахована надлежащим образом (нарушение требований статьи 18 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате), так как минимальная страховая сумма по договору страхования гражданской ответственности нотариуса в городском поселении должна составлять не менее 2 000 000 руб.;

- несоблюдение Правил нотариального делопроизводства, утвержденных приказом Министра юстиции России от 19 ноября 2009 г. N 403 (пункты 24, 26, 56, 80, 124, 176, 181, 182, 183): итоговые записи о категориях и количестве дел за 2011 - 2013 годы к соответствующим номенклатурам дел не подшиты, хранятся в наряде описей дел постоянного хранения; листы-заверители не сформированы; наряд входящих документов за 2013 год не прошит, не пронумерован, титульный лист оформлен, лист-заверитель не сформирован; помимо регистрационного номера поступившего документа нотариусом также указывается номенклатурный индекс журнала входящей корреспонденции, на исходящих документах нотариусом помимо регистрационного номера по журналу исходящей корреспонденции указывается номенклатурный индекс указанного журнала; на поступившее 27 июня 2013 г. заявление о принятии наследства по закону после смерти Б. нотариусом заявителю М. не дан ответ, не разъяснены ее права, не открыто наследственное дело по этому заявлению, и оно не было зарегистрировано в программе "Наследство без границ"; реестры для регистрации нотариальных действий ведутся неаккуратно, заполняются неразборчиво, дата совершения нотариального действия в графе 2 проставляется эпизодически - только при внесении записи о первом совершенном нотариальном действии за день, регулярно не указываются место жительства лица, обратившегося за совершением нотариального действия, данные, идентифицирующие представителя юридического лица, полное наименование, место нахождения и реквизиты государственной регистрации юридического лица, а также не вносятся реквизиты документа, удостоверяющего личность граждан, и дата рождения этих лиц;

- нотариусом не направляется в нарушение требований статьи 71 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статьи 1172 Гражданского кодекса Российской Федерации информация о выданных свидетельствах о праве на наследство на имя несовершеннолетних в органы опеки и попечительства, о выданных свидетельствах о праве на наследство на оружие в органы внутренних дел;

- установлены факты выдачи наследникам свидетельств о праве на наследство без учета права пережившего супруга (нарушение требований статьи 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации);

- при свидетельствовании подлинности подписи заявителя указывается только год рождения заявителя, не указывается на проведенную проверку полномочий (заявление подано по доверенности), дата свидетельствования подлинности подписи нотариусом отсутствует;

- в наследственном деле при выдаче свидетельства о праве собственности в общем имуществе пережившему супругу на оружие отсутствует документ, подтверждающий возмездное приобретение имущества и приобретение его в период брака;

- размер суммы, взысканной за совершение нотариального действия, нотариусом вносится в графу 6 реестра без разбивки на суммы нотариального тарифа и правовой и технической работы, по этой причине, а также в связи с неразборчивостью записей о содержании нотариального действия проверить соответствие взысканного тарифа Налоговому кодексу Российской Федерации и Основам законодательства Российской Федерации о нотариате не представляется возможным.

Правлением Московской городской нотариальной палаты 24 июня 2014 г. по результатам рассмотрения акта плановой проверки профессиональной деятельности нотариуса Булгаковой Е.Г. от 1 апреля 2014 г. принято решение об обращении в суд с иском о лишении ее права нотариальной деятельности на основании пункта 3 части 5 статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате за нарушения действующего законодательства.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, оценив нарушения, выявленные в ходе проведенной плановой проверки профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., пришел к выводу об отсутствии предусмотренных пунктом 3 части 5 статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате оснований для удовлетворения исковых требований Московской городской нотариальной палаты о лишении нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. права нотариальной деятельности.

При этом суд исходил из того, что истцом не было представлено доказательств неоднократного совершения Булгаковой Е.Г. дисциплинарных проступков, вменяемые ответчику нарушения не могут служить достаточным основанием для лишения Булгаковой Е.Г. права нотариальной деятельности, поскольку эти нарушения либо не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства (несоответствие графика работы нотариальной конторы установленным правилам трудового распорядка, нарушение требований, предъявляемых к помещению нотариальной конторы, привлечение к работе третьих лиц, которые не состоят с нотариусом в трудовых отношениях, нарушение правил страхования гражданской ответственности нотариуса), либо не являются существенными (недостаточная информативность справочного материала, размещенного в приемной нотариальной конторы, нарушения нотариусом правил ведения нотариального делопроизводства, нарушения налогового законодательства), не затрагивают права лиц, обратившихся за оказанием нотариальных услуг, и не привели к оспариванию совершенных нотариальных действий (размещение технического персонала в одном кабинете с нотариусом, предоставление сведений о совершенных нотариальных действиях по запросам лиц, не предусмотренных статьей 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, нарушения установленного порядка при оформлении наследственных дел, непредоставление нотариусом информации о выданных свидетельствах о праве на наследство на оружие в органы внутренних дел).

Рассматривая дело по апелляционной жалобе представителя Московской городской нотариальной палаты на решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда признала, что допущенные нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. нарушения законодательства и правил нотариального делопроизводства нашли свое подтверждение при рассмотрении дела и дают основания для прекращения ее полномочий нотариуса. Суд апелляционной инстанции указал, что при обращении в суд истцом соблюдена предусмотренная Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, Уставом Московской городской нотариальной палаты, Регламентом проведения проверок исполнения профессиональных обязанностей процедура привлечения нотариуса к ответственности.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Московской городской нотариальной палаты к нотариусу города Москвы Булгаковой Е.Г. о лишении права нотариальной деятельности, суд апелляционной инстанции на основании данных, изложенных в акте проверки, и показаний в суде апелляционной инстанции свидетеля Дворянчиковой Е.А. - руководителя рабочей группы по проверке профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., пришел к выводу о том, что нотариус, не имея технического персонала и не умея пользоваться оргтехникой и информационными системами, для составления документов пользовалась услугами третьих лиц, с которыми у нее не были заключены трудовые договоры, что является существенным нарушением нотариусом положений статей 5 и 8 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и статьи 19 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судом апелляционной инстанции при принятии нового решения по делу допущены существенные нарушения норм процессуального права в связи со следующим.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

В пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъяснено, что суд апелляционной инстанции принимает дополнительные (новые) доказательства, если признает причины невозможности представления таких доказательств в суд первой инстанции уважительными.

К таким причинам относятся, в частности, необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании, приобщении к делу, исследовании дополнительных (новых) письменных доказательств либо ходатайств о вызове свидетелей, о назначении экспертизы, о направлении поручения; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд без исследования иных фактических обстоятельств дела. Дополнительные (новые) доказательства не могут быть приняты судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что лицо, ссылающееся на них, не представило эти доказательства в суд первой инстанции, поскольку вело себя недобросовестно и злоупотребляло своими процессуальными правами (пункт 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 30 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятие дополнительных (новых) доказательств в соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оформляется вынесением определения с указанием в нем мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности представления этих доказательств в суд первой инстанции по причинам, признанным уважительными, а также об относимости и допустимости данных доказательств.

Как следует из материалов дела и содержания апелляционного определения, судом апелляционной инстанции приведенные положения процессуального закона и разъяснения по их применению, данные Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13, были нарушены.

В апелляционной жалобе президента Московской городской нотариальной палаты, поданной на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2014 г., содержался довод о том, что представителем истца неоднократно заявлялось ходатайство о допросе в судебном заседании суда первой инстанции нотариуса города Москвы Дворянчиковой Е.А., которая являлась руководителем рабочей группы по проверке 1 апреля 2014 г. профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., а также принимала участие в обсуждении акта по результатам проверки на заседании правления Московской городской нотариальной палаты и могла дать пояснения по обстоятельствам, указанным в исковом заявлении Московской городской нотариальной палаты. Однако в удовлетворении данного ходатайства судом первой инстанции было необоснованно отказано (т. 2, л.д. 253).

При рассмотрении 12 марта 2015 г. дела по апелляционной жалобе Московской городской нотариальной палаты на решение суда первой инстанции в заседании суда апелляционной инстанции представителем истца К. было заявлено ходатайство о вызове для дачи пояснении в качестве свидетеля Д., проводившей проверку профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., со ссылкой на то, что представителем истца в суде первой инстанции заявлялось аналогичное ходатайство, но в его удовлетворении судом первой инстанции необоснованно отказано. Представители ответчика Булгаковой Е.Г. (адвокаты Билоконь А.Г. и Богданова Е.А.) против удовлетворения ходатайства о вызове Д. и ее допросе в качестве свидетеля возражали по тем основаниям, что в суд первой инстанции явка данного свидетеля истцом обеспечена не была (т. 2, л.д. 272, 273).

Согласно протоколу судебного заседания суда апелляционной инстанции от 12 марта 2015 г. судебная коллегия, совещаясь на месте, определила удовлетворить ходатайство, заявленное представителем истца, допросить явившегося свидетеля Д.

Между тем из материалов дела усматривается, что в ходе рассмотрения спора судом первой инстанции от представителя Московской городской нотариальной палаты Калицкого Е.С. 14 октября 2014 г. в судебном заседании поступило ходатайство о вызове и допросе судом свидетеля Д., с целью подтверждения изложенных в исковом заявлении фактов нарушения нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. требований законодательства, регламентирующего порядок осуществления нотариальной деятельности (т. 1, л.д. 117). Данное ходатайство судом первой инстанции было удовлетворено и для обеспечения явки свидетеля разбирательство по делу отложено на 6 ноября 2014 г. (т. 1, л.д. 107).

В судебном заседании суда первой инстанции 6 ноября 2014 г. представителем Московской городской нотариальной палаты Калицким Е.С. вновь заявлено ходатайство о вызове и допросе в качестве свидетеля нотариуса города Москвы Д, руководителя рабочей группы по проверке профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., со ссылкой на неявку в судебное заседание свидетеля ввиду проведения ею очередной проверки. Представитель ответчика Булгаковой Е.Г. против удовлетворения ходатайства возражал, указав при этом, что представитель истца должен был обеспечить явку данного свидетеля, поскольку для этого судом дело разбирательством откладывалось на 6 ноября 2014 г.

Судом первой инстанции заявленное представителем Московской городской нотариальной палаты ходатайство о вызове и допросе свидетеля Д., было отклонено (т. 2, л.д. 224).

Приведенным обстоятельствам судом апелляционной инстанции в нарушение части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценка дана не была, ходатайство представителя истца о допросе свидетеля было удовлетворено, и в судебном заседании суда апелляционной инстанции допрошена свидетель Д., то есть судом апелляционной инстанции были приняты дополнительные (новые) доказательства (свидетельские показания Д.).

При этом мотивов, по которым суд апелляционной инстанции признал ходатайство представителя истца о допросе свидетеля Д. подлежащим удовлетворению, в определении суда апелляционной инстанции, вынесенном в протокольной форме, не приводится, равно как и не приводится обстоятельств, которые препятствовали допросу Д., в суде первой инстанции или свидетельствовали о наличии уважительных причин невозможности заслушать в качестве свидетеля Д., в суде первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции не проверил утверждение представителя истца и, соответственно, довод апелляционной жалобы о необоснованном отклонении судом первой инстанции ходатайства представителя истца о вызове свидетеля Д.

Суд апелляционной инстанции также не выяснил вопрос (в то время как это требовалось от него в силу положений части 2 статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, может подтвердить свидетель, о вызове которого ходатайствует представитель истца.

Таким образом, показания свидетеля Д., положенные в основу выводов суда апелляционной инстанции о допущенных нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. нарушениях правил нотариального делопроизводства и требований, предъявляемых к нотариусу при осуществлении профессиональных обязанностей, как полученные с нарушением норм процессуального закона, согласно положениям статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации юридической силы не имеют, а выводы суда апелляционной инстанции, основанные на этих показаниях, являются незаконными.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции также неправильно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

В соответствии с частью 2 статьи 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 (далее - Основы законодательства Российской Федерации о нотариате), нотариальные действия в Российской Федерации совершают в соответствии с настоящими Основами нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой.

Согласно части 3 статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (в редакции, действующей на момент обращения Московской городской нотариальной палаты в суд) в случае совершения нотариусом, занимающимся частной практикой, действий, противоречащих законодательству Российской Федерации, его деятельность может быть прекращена судом по представлению должностных лиц либо органов, указанных в главе VII Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

В силу части 1 статьи 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (глава VII) контроль за исполнением профессиональных обязанностей нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, осуществляют федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю в сфере нотариата, и его территориальные органы, а нотариусами, занимающимися частной практикой, - нотариальные палаты.

Часть 5 статьи 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате содержит перечень юридически значимых случаев, наступление которых объективно требует освобождения нотариуса от полномочий.

Названной нормой установлено, что нотариус, занимающийся частной практикой, слагает полномочия по собственному желанию либо освобождается от полномочий на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности в случаях: осуждения его за совершение умышленного преступления - после вступления приговора в законную силу; ограничения дееспособности или признания недееспособным в установленном законом порядке; по ходатайству нотариальной палаты за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, нарушение законодательства, а также в случае невозможности исполнять профессиональные обязанности по состоянию здоровья (при наличии медицинского заключения) и в других случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, установив возможность лишения нотариуса права нотариальной деятельности за нарушение законодательства в судебном порядке, не раскрывают понятия "нарушение законодательства" как основания ответственности нотариуса, занимающегося частной практикой, не называют виды и не конкретизируют характер таких нарушений.

Вместе с тем вопросы организации и деятельности нотариата на территории города Москвы регулируются Законом города Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 "Об организации деятельности нотариата в городе Москве", Уставом некоммерческой организации "Московская городская нотариальная палата", зарегистрированным в Главном управлении юстиции г. Москвы 10 июля 2000 г. N 01, Профессиональным кодексом нотариусов Москвы, утвержденным собранием членов Московской городской нотариальной палаты 30 сентября 2000 г.

Так, статьей 22 Закона города Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 "Об организации деятельности нотариата в городе Москве" предусмотрено, что в случае выявления в ходе проверок профессиональной деятельности нотариусов нарушения требований к организации нотариальной деятельности Московская городская нотариальная палата вправе обсудить акт проверки на заседании правления, направить материал проверки в соответствующую комиссию Московской городской нотариальной палаты. По результатам рассмотрения акта проверки правление Московской городской нотариальной палаты вправе вынести нотариусу предупреждение и принять иные меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации и данным Законом.

В соответствии с Уставом некоммерческой организации "Московская городская нотариальная палата" (далее - Устав), созданной в соответствии с Основами законодательства Российской Федерации о нотариате и представляющей собой профессиональное объединение нотариусов города Москвы, основанное на их обязательном членстве, нотариальная палата осуществляет контроль за исполнением нотариусами профессиональных обязанностей, правил нотариального делопроизводства, соблюдением требований Профессионального кодекса нотариусов Москвы и Устава. Нотариальная палата утверждает Профессиональный кодекс нотариусов Москвы, вносит в него изменения и дополнения. Некоммерческая организация "Московская городская нотариальная палата" уполномочена заявлять в суд ходатайства о лишении нотариусов права нотариальной деятельности в случаях, предусмотренных действующим законодательством.

В параграфе 9 Профессионального кодекса нотариусов Москвы, утвержденного собранием членов Московской городской нотариальной палаты 30 сентября 2000 г., содержится понятие дисциплинарного проступка как виновного невыполнения или ненадлежащего выполнения нотариусом своих профессиональных обязанностей, дисциплинарных и этических норм поведения нотариуса и иных требований, установленных законами и подзаконными актами Российской Федерации, Уставом Московской городской нотариальной палаты, а также названным Кодексом. К таким проступкам, в частности, относятся: совершение нотариальных действий, противоречащих требованиям законодательства и подзаконных актов; занятие предпринимательской и иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской; грубое или неоднократное нарушение правил ведения нотариального делопроизводства, установленного режима работы нотариальной конторы, хранения или предоставления документации и т.д.

В параграфе 10 названного Кодекса предусмотрен перечень мер дисциплинарного воздействия, которыми являются: замечание, выговор, строгий выговор.

На основании пунктов 2, 6 параграфа 11 Профессионального кодекса нотариусов Москвы дисциплинарное взыскание на нотариуса налагается исключительно Комиссией профессиональной чести нотариусов Москвы. Мера дисциплинарного воздействия определяется Комиссией профессиональной чести исходя из тяжести допущенного нарушения и его последствий, причин и условий его совершения, эффективности выбранной меры воздействия для исправления ситуации и предупреждения нарушений.

По смыслу приведенных нормативных положений в их системной взаимосвязи, освобождение нотариуса от полномочий не является исключительно дисциплинарным взысканием, а представляет собой еще и необходимое последствие наступления обстоятельств, делающих невозможным дальнейшее сохранение нотариусом своего статуса. Лишение права нотариальной деятельности является особой мерой профессиональной ответственности нотариуса, для применения которой установлен судебный порядок с целью контроля за реализацией нотариальными палатами полномочий в этой сфере.

Оценивать степень и характер нарушений, допущенных нотариусом, занимающимся частной практикой, определять в пределах своих полномочий меру дисциплинарной ответственности или инициировать в суде процедуру лишения нотариуса права нотариальной деятельности должна именно нотариальная палата при выполнении возложенных на нее контрольных полномочий (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. N 1714-О-О).

Вместе с тем при определении конкретной меры воздействия в отношении нотариуса, деятельность которого носит публично-правовой характер, нотариальным палатам надлежит руководствоваться критериями разумности, соразмерности (пропорциональности) и необходимости использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями нотариальной деятельности меры (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. N 34-П, определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 г. N 1523-О).

Для принятия соответствующего решения нотариальной палате следует оценить совершенное нотариусом нарушение с точки зрения причин и обстоятельств его совершения, степени его негативного влияния (ограничение, нарушение) на права и обязанности физических и юридических лиц, характера и размера понесенного ими материального ущерба, числа лиц, которым нанесен вред, тяжести причиненного вреда. В противном случае принятые меры могут свидетельствовать о субъективном отношении к нотариусу со стороны руководящих должностных лиц нотариальной палаты.

Таким образом, нормы материального права, регулирующие отношения по прекращению полномочий нотариуса, не предполагают произвольного лишения нотариуса права заниматься нотариальной деятельностью. В силу закона именно к компетенции суда относится определение того, являются ли с учетом фактических обстоятельств допущенные нотариусом нарушения законодательства достаточным основанием для лишения нотариуса права нотариальной деятельности.

При разрешении спора суд первой инстанции исследовал обстоятельства дела и факты нарушений, изложенные в акте проверки профессиональной деятельности нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г., оценил доводы нотариальной палаты, изложенные в поданном в суд иске о лишении нотариуса права нотариальной деятельности, и, применив к спорным отношениям сторон нормы материального права, подлежащие применению в данном случае, сделал вывод о том, что обстоятельств, исключающих возможность продолжения нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. нотариальной деятельности, не имеется, со ссылкой, в частности, на то, что выявленные в ходе проверки нарушения не являются существенными, не нарушают прав лиц, обратившихся за оказанием нотариальных услуг, и что в судебном порядке действия нотариуса не оспаривались.

Суд апелляционной инстанции, не соглашаясь с данным выводом суда первой инстанции, пришел к выводу о нарушении нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. законодательства Российской Федерации и правил нотариального делопроизводства, полагая, что это дает основания для прекращения полномочий нотариуса. Однако суд апелляционной инстанции не привел обстоятельств, которые делали бы невозможным дальнейшее сохранение нотариусом своего статуса, что следует расценивать как неправильное толкование судом апелляционной инстанции подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права.

Судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущены и другие нарушения норм материального права.

Так, нельзя признать правомерным вывод суда апелляционной инстанции относительно нарушения нотариусом города Москвы Булгаковой Е.Г. требований, предъявляемых к помещению нотариальной конторы, установленных сначала Требованиями, предъявляемыми к помещению нотариальной конторы, утвержденными постановлением правления Московской городской нотариальной палаты 11 ноября 1999 г. N 09, а также утвержденными Главным управлением юстиции г. Москвы 8 февраля 2000 г., а затем Требованиями к помещению нотариальной конторы, утвержденными постановлением правления Московской городской нотариальной палаты от 20 июня 2013 г. N 12, согласно которым в помещении нотариальной палаты должно быть не менее трех комнат.

Судом апелляционной инстанции не дано оценки доводам нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. в суде первой инстанции об отсутствии правового регулирования вопросов, касающихся конкретных сроков для приведения помещений нотариальных контор в соответствие с установленными нормативами. Данное обстоятельство, на которое ссылалась ответчик Булгакова Е.Г., судом апелляционной инстанции во внимание не принято.

Не может быть признан основанным на законе вывод суда апелляционной инстанции о том, что Булгаковой Е.Г. нарушен порядок извещения органов внутренних дел Российской Федерации о выданных свидетельствах о праве на наследство на оружие. В обоснование данного вывода суд апелляционной инстанции сослался на положения статьи 1172 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым, если нотариусу стало известно, что в состав наследства входит оружие, он уведомляет об этом органы внутренних дел.

Однако, как обоснованно указывает заявитель кассационной жалобы, законом не регламентирован порядок и форма такого уведомления, не установлены сроки, в которые такое уведомление должно быть направлено в уполномоченный орган. Нет указаний на это счет ни в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате, ни в Методических рекомендациях по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденных приказом Министра юстиции России от 15 марта 2000 г. N 91, которыми нотариусы руководствуются в своей деятельности, в связи с чем в свидетельствах о праве на наследство на оружие нотариусами указывается на обязанность зарегистрировать право на оружие в органах внутренних дел Российской Федерации. Эти обстоятельства судом апелляционной инстанции, пришедшим к выводу о нарушении нотариусом Булгаковой Е.Г. статьи 1172 Гражданского кодекса Российской Федерации, учтены не были.

Не соответствует требованиям норм материального и процессуального права и вывод суда апелляционной инстанции о нарушении нотариусом Булгаковой Е.Г. установленного порядка оформления наследственных прав граждан и выдачи свидетельств о праве на наследство.

Данный вывод суда апелляционной инстанции не подтвержден, как того требует статья 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ссылкой на установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства, судом апелляционной инстанции не приведены нормы закона, нарушение которых было допущено нотариусом в отношении конкретных лиц. Суд апелляционной инстанции не привел мотивов, на основании которых он не согласился с выводами суда первой инстанции по вопросу соблюдения нотариусом Булгаковой Е.Г. порядка оформления наследственных прав граждан и выдачи свидетельств о праве на наследство.

Согласно статье 49 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать об этом жалобу в районный суд по месту нахождения государственной нотариальной конторы (нотариуса, занимающегося частной практикой).

В силу статьи 33 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуется в судебном порядке.

Проверка законности нотариального действия может быть осуществлена только судом. Проверяющие не вправе давать оценку законности и обоснованности нотариальных действий (статья 21 Закона города Москвы от 129 апреля 2006 г. N 15 "Об организации и деятельности нотариата в городе Москве").

В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает заслуживающим внимания довод кассационной жалобы о том, что ни одно из нотариальных действий, совершенных нотариусом Булгаковой Е.Г. по оформлению наследственных прав граждан, выдаче свидетельств о праве на наследство, не было обжаловано заинтересованными лицами в суд. Ссылку суда апелляционной инстанции на то, что эти обстоятельства для разрешения дела не являются юридически значимыми Судебная коллегия признает ошибочной и противоречащей приведенным нормам Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Из содержания апелляционного определения также следует, что суд апелляционной инстанции признал установленным то обстоятельство, что постановлением правления Московской городской нотариальной палаты от 24 июня 2014 г. профессиональная деятельность нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. признана неудовлетворительной, в действиях нотариуса установлены нарушения законодательства Российской Федерации, отраженные в акте проверки. Между тем указанное обстоятельство опровергается материалами дела. Постановление правления Московской городской нотариальной палаты таких выводов не содержит (т. 1, л.д. 28).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит обоснованным довод кассационной жалобы о том, что суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Московской городской нотариальной палаты о лишении нотариуса города Москвы Булгаковой Е.Г. права нотариальной деятельности, нарушил принцип соразмерности и применил к ней такую меру ответственности, которая несоизмерима с нарушениями, выявленными в ходе проведенной проверки ее профессиональной деятельности.

Суд апелляционной инстанции, дав неправильное толкование нормам материального права, регулирующим ответственность нотариусов, при разрешении спора не учел ни характер, ни степень тяжести, ни последствия допущенных нотариусом Булгаковой Е.Г. нарушений.

При этом судом апелляционной инстанции не принята во внимание правовая позиция, изложенная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2012 г. N 31-П.

В названном постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что при привлечении к юридической ответственности необходимо соблюдать общие принципы такой ответственности, а именно принцип соразмерности (и вытекающие из него требования справедливости, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств за виновное деяние), а также принцип дифференциации наказания в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с учетом указанных общих принципов юридической ответственности настоящий спор подлежал разрешению судом апелляционной инстанции на основании норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, при правильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела и свидетельствующих о таких нарушениях законодательства со стороны нотариуса Булгаковой Е.Г., которые бы исключали возможность продолжения ею нотариальной деятельности.

Исходя из приведенных обстоятельств определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Булгаковой Е.Г., что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное, разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, толкование которых дается в настоящем определении, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 апреля 2015 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в ином составе судей в Московский городской суд.