Гражданский кодекс Российской Федерации

Гражданское законодательство

Документы обновлены 18 января 2018 г.

Определение ВС РФ N 5-КГ15-135 от 17 ноября 2015 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 ноября 2015 г. N 5-КГ15-135

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ханцрацяна Маргара Саргисовича к Коган Людмиле Абрамовне о взыскании задолженности по договору займа

по кассационной жалобе Коган Л.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя Коган Л.А. - Старостиной Е.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Ханцрацяна М.С. и его представителей - Джаракяна А.Л., Ханова А.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ханцрацян М.С. обратился в суд с иском к Коган Л.А. о взыскании задолженности по договору займа, заключенного между ним и ответчиком 21 июля 2011 г.

Истец указал, что 22 июля 2011 г. перечислил на расчетный счет Коган Л.С. денежные средства в размере <...> руб.

Сторонами договора согласовано, что при востребовании заемных денежных средств заимодавцем, заемщик должен вернуть их в полном объеме в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования о возврате суммы займа.

28 февраля 2014 г. истец направил Коган Л.А. письмо с требованием о возврате суммы займа, однако письмо вернулось обратно в связи с истечением срока хранения.

Ссылаясь на то, что сумма долга не возвращена, Ханцрацян М.С. просил суд взыскать задолженность по договору займа, а именно <...> руб. основного долга, проценты за пользование займом в размере <...> руб., проценты за пользование чужими денежными средствами - <...> руб., а также денежные средства на уплату государственной пошлины в размере <...> руб.

Ответчик исковые требования не признала, пояснив, что денежные средства по договору займа от 21 июля 2011 г. по просьбе заимодавца возвращены ему наличными денежными средствами в полном объеме в сентябре 2013 года, в подтверждение чего истец передал заемщику свой экземпляр договора. В подтверждение указанных доводов стороной ответчика суду представлены два оригинальных экземпляра заключенного между сторонами договора займа. По утверждению Коган Л.А., Ханцрацян М.С. обратился с данным иском по причине ухудшения между сторонами деловых отношений.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 2 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым исковые требования Ханцрацяна М.В. удовлетворены.

В кассационной жалобе Коган Л.А. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2014 г. как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2015 г. отказано в передаче кассационной жалобы Коган Л.А. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 14 октября 2015 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2015 г. и кассационная жалоба Коган Л.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что между Ханцрацяном М.В. и Коган Л.А. 21 июля 2011 г. заключен договор займа, на основании которого 22 июля 2011 г. Ханцрацян М.В. перечислил на расчетный счет ответчика денежные средства в размере <...> руб., что подтверждается платежным документом (л.д. 12).

Договор составлен в двух экземплярах, по одному экземпляру для каждой из сторон.

Согласно пункту 1.2 договора сумма займа передается заемщику до момента востребования и должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования о возврате денежных средств.

Из толкования положений пунктов 2.4, 5.1, 5.2 договора следует, что между сторонами согласован определенный порядок возврата денежных средств, предусматривающий безналичный расчет.

28 февраля 2014 г. истец направил Коган Л.А. требование о возврате суммы займа.

Требование поступило в адрес ответчика 3 марта 2014 г., но за истечением срока хранения письмо с требованием истца о возврате суммы займа вернулось обратно (л.д. 13 - 19).

В подтверждение заключения между Ханцрацяном М.В. и Коган Л.А. договора займа истцом представлена его копия.

Стороной ответчика суду представлены два оригинальных экземпляра заключенного между сторонами договора займа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отсутствие у истца оригинала долгового документа и предоставление ответчиком обоих экземпляров заключенного между сторонами договора займа удостоверяет прекращение по нему обязательства заемщика перед заимодавцем.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав, что условиями договора займа определен порядок возврата денежных средств, предусматривающий безналичный расчет сторон, в связи с чем несоблюдение данного порядка свидетельствует о неисполнении Коган Л.А. обязанности по возврату денежных средств Ханцрацяну М.С.

При этом суд апелляционной инстанции также сделал вывод о том, что договор займа не является долговым документом, поскольку не подтверждает факт передачи денежных средств.

С указанными выводами суда апелляционной инстанции Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В соответствии со статьей 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В силу положений статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (пункт 1). При этом если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет (пункт 3).

Надлежащее исполнение прекращает обязательство (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Пунктом 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Вместе с тем, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность только в прямо установленных законом случаях (пункт 2 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из приведенных положений закона следует, что стороны по соглашению вправе на стадии исполнения договора изменить ранее оговоренные его условия, в том числе порядок возврата денежных средств, в частности, путем передачи должником наличной денежной суммы и принятия ее кредитором.

Несоблюдение письменной формы такого соглашения само по себе не влечет его недействительность и признание исполнения ненадлежащим.

Следовательно, доводы суда апелляционной инстанции о несоблюдении безналичного порядка возврата суммы долга как о безусловном основании для вывода о неисполнении должником обязательства, основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке. Расписка может быть заменена надписью на возвращаемом долговом документе. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства.

При этом законодательством не установлен какой-либо исчерпывающий перечень долговых документов.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Исходя из буквального содержания договора займа, между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, соблюдено требование к письменной форме, договор подписан сторонами в двух экземплярах, в договоре определена конкретная денежная сумма, переданная должнику и подлежащая возврату кредитору.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что заключенный между сторонами договор не является долговым документом, не соответствует установленным обстоятельствам дела.

По смыслу приведенных выше положений абзаца 2 пункта 2 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации, законом установлена презумпция того, что нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства.

Данная презумпция прекращения обязательства может быть опровергнута, при этом бремя доказывания того, что обязательство не прекратилось, возлагается на кредитора.

Кроме того, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, действия сторон считаются добросовестными пока не доказано иное.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть первая); суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть вторая).

Из материалов дела следует, что ответчик обосновывал свои возражения на иск наличием у него двух оригинальных экземпляров договора, в том числе экземпляра истца, указывая на то, что в соответствии со статьей 408 Гражданского кодекса Российской Федерации истец передал ему свой экземпляр договора в подтверждение возврата долга.

Истец, объясняя отсутствие у него подлинника договора, сослался на ошибочность передачи его ответчику вместо копии (л.д. 95), однако доказательств, подтверждающих эти доводы, а равно как и доказательств недобросовестности ответчика, не представил.

Судом второй инстанции данные обстоятельства не были приняты во внимание и им не была дана соответствующая оценка.

Принимая во внимание, что бремя опровержения факта исполнения обязательств со стороны Коган Л.А., основанного на наличии у последнего экземпляра договора истца, в силу приведенных выше положений закона возлагалось на истца, которым в нарушение части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств в подтверждение своих доводов представлено не было, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что суд апелляционной инстанции разрешил спор с нарушением норм процессуального права, не на основе доказанных фактов.

При таких обстоятельствах допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2014 г. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.