Гражданский кодекс Российской Федерации

Гражданское законодательство

Документы обновлены 21 января 2018 г.

Определение ВС РФ N 307-ЭС15-9523 от 26 ноября 2015 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2015 г. N 307-ЭС15-9523

 

Резолютивная часть определения объявлена 23 ноября 2015 года.

Полный текст определения изготовлен 26 ноября 2015 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Капкаева Д.В. и Разумова И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего Чеснокова Юрия Викторовича на постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.2015 (судьи Бычкова Е.Н., Ковалев С.Н., Колесникова С.Г.) по делу N А56-8217/2014 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью Торговый дом "ОВИ" (далее - ООО ТД "ОВИ", должник).

В судебном заседании приняли участие представители:

конкурсного управляющего Чеснокова Ю.В. - Брагина М.Н. по доверенности от 25.08.2015;

закрытого акционерного общества "Банк "Интеза" (далее - ЗАО "Банк "Интеза", банк) - Мельникова А.В. по доверенности от 20.01.2015 N 11-М-15, Бабко А.А. по доверенности от 07.10.2015 N 390-М-15.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А., объяснения представителей конкурсного управляющего и банка, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в рамках дела о банкротстве ООО ТД "ОВИ" конкурсный управляющий должником обратился в арбитражный суд с заявлением о признании на основании пунктов 1 и 3 статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) недействительными платежей должника в пользу ЗАО "Банк "Интеза" за период с 11.11.2013 по 10.01.2014 на сумму 4 302 947 руб., о применении последствий их недействительности путем взыскании с банка в конкурсную массу 4 302 947 руб., восстановления права банка на включение требования в указанной сумме в реестр требований кредиторов.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.12.2014, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2015, заявление удовлетворено.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.2015 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, в удовлетворении заявления отказано.

Конкурсный управляющий обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятое Арбитражным судом Северо-Западного округа постановление, дело направить на новое рассмотрение в суд округа.

В обоснование кассационной жалобы конкурсный управляющий ссылается на существенные нарушения окружным судом норм материального и процессуального права.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2015 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу ЗАО "Банк "Интеза" считает принятое судом округа постановление законным и обоснованным, просит отказать в удовлетворении кассационной жалобы.

В судебном заседании представитель конкурсного управляющего поддержал доводы кассационной жалобы, представители банка возражали против ее удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.2015.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 24.09.2013 между банком и должником заключен кредитный договор N LD13266000487, на основании которого банк предоставил должнику кредит в размере 15 100 000 руб. Перечисление денежных средств должнику в указанном размере подтверждается выпиской по лицевому счету от 24.09.2013.

В период с 11.11.2013 по 10.01.2014 с расчетного счета должника в счет исполнения обязательств по указанному кредитному договору в пользу банка были совершены платежи в общей сумме 4 302 947,46 руб.

Полагая, что в результате перечисления указанных денежных средств банку оказано предпочтение перед другими кредиторами должника, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

В соответствии с пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в пункте 1 названной статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 данной статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63) разъяснено, что если сделка с предпочтением была совершена не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве она может быть признана недействительной, только если:

а) в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым или третьим пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве;

б) или имеются иные условия, соответствующие требованиям пункта 1 статьи 61.3, и при этом оспаривающим сделку лицом доказано, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

При решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. К числу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

Получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника.

Согласно разъяснениям, приведенным в абзаце девятом пункта 12 Постановления N 63, платежи и иные сделки, направленные на исполнение обязательств (предоставление отступного, зачет и т.п.), относятся к случаям, указанным не в абзаце третьем, а в абзаце пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, к оспариваемым сделкам подлежит применению абзац пятый пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве и для признания спорных платежей недействительными конкурсному управляющему помимо того, что сделка привела к тому, что банку оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с Законом о банкротстве, необходимо также доказать, что на момент совершения платежей банку было или должно было быть известно о наличии у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о наличии таких признаков.

При этом необходимо учитывать разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенные в пункте 12.2 Постановления N 63, в соответствии с которыми, сам по себе факт, что другая сторона сделки является кредитной организацией, не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование того, что она знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (пункт 2 статьи 61.2 или пункт 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве); оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

В случаях, когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение кредитной организацией от заемщика документов о его финансовом положении, судам следует, в том числе учитывать, имелись ли в представленных документах конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Удовлетворяя заявленные конкурсным управляющим требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что конкурсным управляющим доказана совокупность условий для признания сделок по списанию денежных средств недействительными по основаниям пунктов 1 и 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Суды установили, что на момент совершения оспариваемых платежей у должника имелись неисполненные денежные обязательства перед другими кредиторами (ОАО "БИНБАНК", ОАО "Промсвязьбанк", КБ ЮНИАСТРУМ БАНК (ООО), а также ООО "Единая Европа-Элит"), требования которых к должнику впоследствии заявлены в рамках настоящего дела о банкротстве.

Признавая доказанным факт осведомленности банка о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, суды первой и апелляционной инстанций констатировали, что банк не мог не знать об имеющихся у должника затруднениях в исполнении своих денежных обязательств.

При этом суды исходили из того, что согласно бухгалтерскому балансу должника на последнюю отчетную дату, то есть за 12 месяцев 2012 года, банк имел объективное представление о размере активов должника, составляющих 211 447 000 руб., и его обязательствах в размере 204 538 000 руб., из которых 161 577 000 руб. (около 79%) составляет задолженность по заемным обязательствам. Представленные ЗАО "Банк "Интеза" к отзыву справки, выданные ОАО "БИНБАНК", ОАО "Промсвязьбанк", КБ ЮНИАСТРУМ БАНК (ООО) и датируемые августом 2013 года, подтверждают, что банк имел необходимую информацию о наличии у должника других кредиторов.

Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций и отказывая в удовлетворении заявления, арбитражный суд округа исходил из того, что конкурсным управляющим не доказана вся совокупность условий для признания спорных платежей недействительными по заявленным основаниям.

По мнению суда округа, в материалах дела отсутствуют надлежащие доказательства, подтверждающие осведомленность банка о признаке неплатежеспособности должника или недостаточности у него имущества, что исключает возможность признания спорных платежей сделками с предпочтением.

Суд округа учел, что на момент заключения кредитного договора бухгалтерский баланс должника имел удовлетворительную структуру, картотека к расчетному счету ООО ТД "ОВИ", открытому в банке, отсутствовала, а тот факт, что у должника имелись обязательства по кредитным договорам с другими банками сам по себе не является основанием для вывода о неплатежеспособности должника. Целью получения кредита являлось пополнение оборотных средств должника, и ссуда, предоставленная банком должнику, согласно Положению о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденного Банком России 26.03.2004 N 254-П (далее - Положение N 254-П), относилась к категории стандартных.

Вопреки мнению конкурсного управляющего само по себе обладание сведениями о наличии у должника иной кредитной задолженности не означает осведомленность банка о признаках неплатежеспособности должника.

Оценивая представленные банком письма ОАО "БИНБАНК", ОАО "Промсвязьбанк" и КБ ЮНИАСТРУМ БАНК (ООО) как доказательства, подтверждающие осведомленность банка о наличии у должника иных кредитных обязательств, суды первой и апелляционной инстанций не делают выводов о том, что указанные документы свидетельствуют о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В соответствии пунктом 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Таким образом, при выдаче кредита банк рассчитывает вернуть предоставленные заемщику денежные средства. Выдача невозвратных кредитов не отвечает коммерческим интересам банка.

Пунктом 3.1 Положения N 254-П предусмотрено, что кредитная организация обязана проводить оценку кредитного риска на постоянной основе на основании комплексного и объективного анализа деятельности заемщика с учетом его финансового положения, качества обслуживания долга по ссуде, а также всей имеющейся в распоряжении кредитной организации информации о заемщике, в том числе о любых рисках заемщика, включая сведения о внешних обязательствах заемщика, о функционировании рынка (рынков), на котором (которых) работает заемщик.

По результатам такой оценки банк обязан формировать по каждой выданной ссуде резервы, соответствующие уровню ее кредитного риска.

Вместе с тем, выводов о недобросовестном поведении банка при выдаче кредита должнику, равно как и выводов о необъективности оценки кредитного риска, произведенного банком, судебные акты не содержат.

При таких обстоятельствах, вывод суда округа об отсутствии доказательств, с должной степенью достоверности свидетельствующих об осведомленности банка о признаке неплатежеспособности должника и, как следствие, об отсутствии в совокупности условий для удовлетворения заявления конкурсного управляющего, является правильным.

Вопреки доводам кассационной жалобы из обжалуемого постановления суда округа не следует, что судом кассационной инстанции использовался бухгалтерский баланс за 3 квартал 2013 года.

Довод кассационной жалобы о наличии безусловного основания для отмены обжалуемого постановления, выразившегося в несоответствии мотивированного постановления его резолютивной части, объявленной в судебном заседании, не нашел своего подтверждения при проверке законности названного судебного акта.

Представитель конкурсного управляющего в судебном заседании пояснила, что при рассмотрении спора в суде кассационной инстанции после удаления судей в совещательную комнату она вышла из зала судебного заседания и при объявлении судом резолютивной части отсутствовала. При этом в обоснование указанного довода было положено то обстоятельство, что опубликованная 21.05.2015 в сети интернет на сайте "Картотека арбитражных дел" резолютивная часть от 20.05.2015 не соответствует мотивированному тексту постановления от 26.05.2015.

Кроме того представитель пояснила, поскольку на сайте "Картотека арбитражных дел" 16.10.2015 была опубликована резолютивная часть от 20.05.2015, текст которой соответствует мотивированному тексту постановления от 26.05.2015, она не исключает возможности, что при первоначальной публикации резолютивной части произошла техническая ошибка.

Представитель банка пояснил, что в судебном заседании арбитражного суда округа объявлена именно резолютивная часть об отказе в удовлетворении требований, подлинник которой имеется в материалах дела.

Наличие технической ошибки при опубликовании резолютивной части постановления было установлено и судом округа, который проводил по данному факту соответствующую проверку.

Иные доводы кассационной жалобы не являются основанием для отмены обжалуемого судебного акта, поскольку они основаны на неправильном толковании норм права и не свидетельствуют о существенных нарушениях норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела.

Руководствуясь статьями 291.12 - 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.2015 по делу N А56-8217/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

 

Председательствующий судья

И.А.БУКИНА

 

Судья

Д.В.КАПКАЕВ

 

Судья

И.В.РАЗУМОВ